Previous Entry Share Next Entry
Про страну, однокурсников и про Афган
olga_izosimova
В 1982 году в числе поступивших на французское отделение факультета иностранных языков Самарского Пединститута  мальчишек было трое. На 28 девчонок. Отличник Виктор Щербинин из областного городка,  философ и зануда Игорь Шейнин и футболист Мишка Барышкин.  Первые двое – типичные студенты иняза.  Ходят в пиджаках, прилежно учатся. Мишка сразил всех девчонок  модными джинсами с карманами  на молниях и джемпером, которые можно было купить только на «толкучке» за бешеные деньги. Не красавец, но ладный, спортивный и обаятельный.
Девчонки и прилежные мальчишки день и ночь учили п.у.п.р (практику устной и письменной речи), сидели в лингафонных кабинетах. Мишка совсем даже не старался. –  Он сразу объявил, что ему на следующий год в армию.  Поэтому стараться будет после службы. На занятиях, отличных от языка, отвечал бойко. – Не готовясь дома, находил, что ответить из школьного багажа (в институт  пришел с отличным аттестатом).  А  вот на французском отвечал еле-еле.  Когда понял, что на занятиях выглядит совсем уж непристойно, попросился позаниматься с отличницей из группы. Немного подтянулся, сдал на троечку экзамен.  Осенью всех троих мальчишек забрали в армию.
Следующий год курс учился девичьим коллективом. Каждая группа писала своему «служивому». Про Мишку было известно, что он служил в Монголии на военном аэродроме. Ходили слухи, что так срочники называли службу в Афганистане.  Но,  судача на этот счет,  девчонки единодушно сходились во мнении, что  даже если так,  то Мишка не пропадет: и спортсмен, и находчивый и помудрее своих ровесников. Через однокурсницу,  с которой он переписывался,  передавали приветы и интересовались последними новостями. Новости из армии приходили примерно одинаковые: кормят хорошо, служба «непыльная».
Первого сентября 1984 пришли в институт третьекурсниками.  И  узнали, что Мишка погиб в Афганистане.  Выяснилось, что его сразу определили в спецназ.  Матери и друзьям Мишка писал, что служит в Монголии (про Афган упоминать тогда было нельзя). В июле из части пришла телеграмма о том, что Михаил Александрович Барышкин геройски погиб, прикрывая товарищей…  А следом  -  цинковый гроб (тот самый «груз 200») в сопровождении начальника части.
Сидим с девчонками, смотрим друг на друга. И у каждой примерно одинаковые слова и чувства «Как так?», «Не может быть». - Никак не уговорить себя поверить.  И вопреки очевидной для разума безвозвратности случившегося, для сердца упорно ищешь хотя бы малейшую надежду на то, что все не так:  «а вдруг ошибка, а вдруг не он…».
Эту нелепую надежду хранили  до самого дня, когда отправились к Мишкиным родителям.
Звонок в дверь. Открыла бабушка. Как увидела, подбородок затрясся, но не заплакала.  Шагнули за порог, -  внутри все похолодело и ком в горле: на шкафу Мишкина фотография в форме десантника с черной полосой по диагонали и огромная ваза с цветами.  Не то чтобы захотелось плакать, - голосить от несправедливости, от обиды, от сочувствия и от собственного бессилия.  Ну, почему именно он, - единственный любимый сын и внук, надежный парень, неунывающий весельчак, который как-то в разговоре о будущей семейной жизни заявил, что у него будет трое детей…
Бабушка рассказала подробности со слов командира части: полгода Миша был в учебке, с апреля – в Афганистане.  В июле был бой в горах.  «Их» было намного больше. Мишка прикрыл отступление товарищей. Они спаслись, а Мишу смертельно ранили…  Валя (мать) плачет день и ночь.  Все просила открыть гроб. – Не верила, что там ее сын.  После похорон каждый день ходит на кладбище и часами сидит на могиле.
Немного позже пришла Мишкина мама Валентина Петровна. В черной косынке на голове с прозрачными выплаканными глазами.  Я до сих пор помню то чувство оцепенения  и как похолодел затылок и заколотилось сердце...  Какие слова скажешь матери, чтобы утешить? Что можно сделать для того, чтобы хоть как-то облегчить горе?  И от этого всего разрывает изнутри….



Валентина Петровна увидела нас, и, ничего не говоря, начала накрывать на стол.  Сидели за столом и молчали. Думали наверное, примерно одно. Вот был обычный пацан. Разве что по виду и поведению немного старше своих лет.  И уж точно внимательнее многих своих ровесников: уж так он мать и бабушку берег.  Получив очередную «троечку» по французскому, все время приговаривал, что,  когда вернется из армии, будет учиться на отлично. А вот случился этот бой…
Представляю его на той самой высоте.  Когда все стало ясно, наверняка, сам вызвался прикрывать.  А потом, помогая себе смачным словцом,  до последнего «мочил» душманов…
В 85-ом году пришли из армии мальчишки, с которыми мы начинали.  До выпуска в 87 году весь наш курс прилежно изучал язык страны, оказаться в которой на тот момент можно было только чудом. Наши преподаватели отправляли нас слушать аудиозаписям и смотреть фильмы,  и мы безоговорочно все это выполняли. Потому как и они, и мы были уверены в том, что очень немногим из нас доведется услышать живую речь носителей этого самого языка.
Родители Мишки Барышкина через год после его гибели усыновили мальчика. Но жил он в их семье недолго. – Валентина Петровна поняла, что сына им никто не заменит. Мальчика вернули в детдом… Мы перестали бывать у Барышкиных, - Валентина Петровна не скрывала того, что ей очень тяжело видеть нас живыми и здоровыми, а ее сына – только на фотографии. Конечно, все всё поняли…
Сегодня, когда каждому из нас почти 50, у всех семьи и дети.  До троих, правда, никто не дотянул… Страна изменилась, и мы все не раз побывали в стране, язык которой так старательно изучали в то время, когда выехать туда даже не мечтали.  
А наш Мишка Барышкин, который в один день стал Михаилом Александровичем Барышкиным, кавалером Ордена Красной Звезды (посмертно), геройски погибшим, выполняя свой интернациональный долг, останется для нас 19-тилетним парнем в спецназовской форме…
П.С. Написав эти строчки, захотелось отыскать фотографию Барышкина. Обратилась к интернету. На третьей странице по своему запросу нашла материал про солдат и офицеров отдельной 459-ой роты, погибших во время боевых действий в ДРА. Там размещена как раз та Мишкина фотография, которую мы навсегда запомнили.
жж
В числе первых в интернете попалась подробная статья про тот самый бой. Рассказал о нем сержант, который сам был 7 июля 1984 года на той самой высоте. Было все так.
Группа советских спецназовцев угодила в засаду, умело расставленную подразделением «Черный аист». Это подразделение формировалось из «отборных головорезов». Зная, что душманы при свете дня воюют очень плохо, прапорщик нашей группы решил тянуть время в надежде дожить до утра и дождаться подкрепления. С этой целью он предложил противнику переговоры. Душманы согласились. В качестве парламентеров отправился сам прапорщик и еще трое бойцов (Барышкин в их числе). Подпустив парламентеров метров на 50, «духи» неожиданно открыли огонь. Один из бойцов был убит первой же очередью.  Миша Барышкин получил тяжелые ранения. Наши как по команде открыли заградительный огонь. Благодаря этому прапорщику и рядовому чудом удалось вернуться. [Дальше дословно по тексту сержанта] «До сих пор помню, как он, лежа на земле, судорожно дергается и кричит: «Ребята, помогите! Мы истекаем кровью!» К сожалению, спасти Барышкина нам не удалось. Он лежал метрах в ста пятидесяти от наших позиций на открытом месте. Вскоре он затих. Впоследствии разведцентр ограниченного контингента советских войск в Афганистане получил данные, что в том бою нашей группой было уничтожено 372 натасканных боевика». А с нашей стороны потери были минимальны – двое погибших и 17 раненых…
 

?

Log in

No account? Create an account